Пурим и Свиток Эстер — новые идеи

Материал из ЕЖЕВИКА-Публикаций - pubs.EJWiki.org - Вики-системы компетентных публикаций по еврейским и израильским темам
(перенаправлено с «Пурим и Свиток Эстер»)
Перейти к: навигация, поиск


Характер материала: Лекция/выступление/публикация
Копирайт: правообладатель разрешает копировать текст без изменений
Пурим и Свиток Эстер - новые идеи

Новые идеи по празднику Пурим и к Свитку Эстер записывайте сюда

Содержание

Война компроматов в Мегилат Эстер

(от проф. М. Глузмана)
  1. Вначале, когда Аман предлагает Ахашверошу деньги за евреев, Ахашверош отказывается и говорит: «серебро это отдано тебе, а также народ» (3:11). По-видимому, Ахашверош не хотел, чтобы выглядело так, что он сделал это ради денег. Он хотел, чтобы это выглядело, как решение ради интересов государства, а не как взятка.
  2. Но далее (гл.4) мы читаем: «(1) И узнал Мордехай обо всем, что делалось…(7) И рассказал ему Мордехай обо всем, что с ним случилось, и о серебре, которое Аман обещал отвесить в царскую казну за истребление Иудеев. (8) И дал он ему список с написанного указа, объявленного в Шушане, об истреблении их, чтобы показать Эстер, и рассказать ей, и велеть ей пойти к царю». — то есть в «списке с написанного указа» значилось про «серебро, которое Аман обещал отвесить в царскую казну за истребление Иудеев». Вывод: Ахашверош отказался от денег, но Аман в «написанном указе» (то есть в официальной записи государственных решений) написал так, что как будто бы Ахашверош их взял (готовил на него компромат?). Именно это «узнал Мордехай обо всем, что делалось» (узнал, что Аман написал не то, что Ахашверош сказал) и понял, что это компромат на Амана, дал Эстер именно эту бумагу и велел нести ее к царю (именно с помощью этой бумаги можно Ахашверошу объяснить, что Аман играет против него).
  3. Эстер, когда разговаривает с Ахашверошем, говорит (7:4): «Потому что проданы мы на истребление… Если бы проданы были мы в рабы и в рабыни, я молчала бы». «Проданы» — значит, за нас получили деньги. Ахашверош возмущен (7:5): «кто же это,… что осмелился сделать так?» Вопрос не в том, кто же это такой решил уничтожить евреев, Ахашверош это прекрасно знает. Вопрос, кто же это такое решил написать — не то что я сказал, я же не продавал, а отдал без денег! И тут Эстер говорит: «А это Аман, вот смотри документ». Это и послужило осуждению Амана.

«Письма, написанные от имени Царя, нельзя отменить» — но нужно обратить себе на пользу

В Мегилат Эстер есть момент, когда Эстер просит Ахашвероша отменить указ, он говорит: «Письма, написанные от имени царя и скрепленные царским перстнем нельзя отменить». Поэтому, евреи выходят на войну с теми, кто хочет на них напасть, и уничтожают их.

По сути такое развитие событий гораздо лучше, чем если бы указ об уничтожении евреев просто отменили — в этом случае все бы просто остались тихо сидеть на своем месте, и не произошло бы ни продвижения евреев, ни уничтожения врагов. А поскольку письма отменить было нельзя, евреи вынуждены были воевать, что дало возможность поразить врагов, и воспитало самих евреев, и очень подействовало на окружающие народы. Всего этого не было бы, если бы письма отменили.

Мы знаем, что всюду в Мегилат Эстер, где написано «царь», имеется в виду не Ахашверош, а Всевышний. Поэтому это надо понимать так: то, что решено Всевышним, нельзя отменить. Бог не заставляет нас что-то делать однозначно, у нас есть свобода выбора, но Он ставит перед нами разные препятствия, проблемы и вызовы. И когда возникает такой вызов — например, письмо, подписанное царем, — его нельзя отменить, этот вызов неизбежен. Поэтому мы можем только ответить на него достойно — или же не ответить достойно. В первом случае мы продвигаемся, во втором — можем упасть. Но отменить вызов невозможно. (Поэтому, кстати, сегодня антисемитизм в мире или борьба арабов против Израиля являются таким же вызовом. Отменить это — совершенно безнадежная идея. Нужно принять вызов и на него достойно ответить, и тогда мы продвинемся гораздо больше, чем если бы этого вызова не было). Конечно, в этом есть и опасность: если мы не ответим достойно, то можем и проиграть.

Справедливо ли поступили евреи, убив 75,000 своих врагов?

(от Ishaya Gisser) Указ Ахашвероша о необходимости уничтожения "разрозненного и вездесущего народа" несомненно вызвал ажиотаж не только у ненавистников нашего народа, но и у "молчаливого большинства", читай - "быдла". Погромить и пограбить безнаказанно готовы многие. Этот указ никогда не был отменен. Но второй указ, инспирированный Мордехаем и Эстер наглядно свидетельствовал о том, что государственная политика изменилась. Очевидно, что любителей легкой наживы это отпугнуло сразу. Поэтому 75,000 убитых в ходе реализации права евреев на самооборону, которую, собственно этот второй указ и давал, составляли самые оголтелые и идеологически заряженные граждане. Те, кому возможность убить еврея была важнее, чем связанные с этим риски, и само изменение отношения власть предержащих к происходящему. Остается только порадоваться невысокому проценту подлинных антисемитов в государстве Ахашвероша "от Индии до Эфиопии".

Пурим во 2-м Адаре

(по лекции р. Ш.Раппопорта)

В високосный год Пурим, как известно, празднуется во 2-м Адаре. На самом деле, с точки зрения календаря, это нелогично, потому что 1-й Адар — это и есть двенадцатый месяц, а 2-й — это дополнительный, тринадцатый. И поскольку нам говорит Свиток Эстер, что события Пурима были в двенадцатом месяце, — то естественно было бы их и праздновать в двенадцатом.

Почему же их передвинули на 2-й Адар? Потому что главным в еврейском календаре является не просто ход светил, а связь с событиями. Избавление в Нисане (Песах) — это определяющее событие еврейской истории, и избавление второе — Пурим — соотнесли с ним. Так как его соотнесли с Песахом, то его связь с Песахом важнее, чем то, что он в двенадцатом месяце. Поэтому его празднуют во 2-м Адаре.

Два дня Пурим — упражнение на прояснение самоидентификации

(Хидуш к Пуриму от р. Х.Табески)

Почему два дня Пурим устроены так, что один из них — только для «деревенских», а второй — только для «городских»?

Вся «Мегилат-Эстер» строится на выяснении идентичности человека. Описание принадлежности к той или иной группе сопровождает упоминания имени почти каждого героя Мегилы, а иногда предшествует даже упоминанию его имени. Нам сразу сообщают, что Аман — агагитянин, а Мордехай — биньямитянин и т. д. Каждый герой в Книге Эстер относится не только к своей семье, но и к своей репрезентативной группе. Идентичность человека и ее характер очень важны. Например, у самой Эстер идентичность есть, но она скрыта, а Мордехай, наоборот, демонстративно проявляет свою идентичность. Динамика состояний еврейского народа являет собой борьбу идентичностей. Тем самым, прояснение идентичности является центральным моментом в книге Эстер.

Для того чтобы это подчеркнуть, мудрецы когда они устанавливали праздник Пурим, внесли в него элемент выяснения своей идентичности: а именно, человек должен решить, является ли он жителем города, окруженного стеной, или является жителем сельской местности. Эту идентичность человек должен для себя выяснить, оценив, где он ночует в этот день (или где он собирается ночевать). Соответственно, эту идентичность он может выяснить и проявить, и от этой идентичности зависит празднует ли он Пурим 14 или 15 Адара. Тем самым, его идентичность влияет на празднованиие, и это как бы упражнение на проявление идентичности. А проявление идентичности это есть главная часть Свитка Эстер.


Смысл того, что название праздника — Пурим. «Жребий» и «судьба»

В этом смысле это и называется гораль, то есть судьба. В греческом представлении судьба — это то, что неизбежно осуществится. А в еврейском смысле судьба — это то, что Бог непременно пошлет нам испытания, а что из этого осуществится зависит в большой степени от нас самих.

И в этом же — смысл того, что праздник называется Пурим. Потому что бросание жребия кажется вещью совершенно вторичной — ведь гораздо больше действия приходится на долю Мордехая и Эстер, так почему бы не назвать праздник «День Эстер» или «День Эстер и Мордехая»? Почему он — Пурим, в чем важность пура? Сказано, что пур — это гораль, «бросали жребий, который — судьба». Только это судьба не в греческом смысле, что непременно случится так-то и так-то, а в еврейском — что непременно будет вызов, а остальное зависит от нас. И поскольку весь смысл праздника — именно в том, как евреи ответили на этот вызов, потому и название его — Пурим. Не праздник жребиев, а праздник ответа на вызов судьбы.

В Пурим заповеди связаны с общиной. Решается вопрос о том, что довлеет: «один» или «рассеян и разделен»

В Пурим заповеди связаны с общиной. Читают Мегилу именно в общине (можно читать и самому себе, но нормальным считается все-таки читать другим). Заповедь посылать подарки и угощение друзьям тоже исполняется в общине, а не в семье и не по отношению к самому себе. (Вообще есть заповеди, которые можно выполнять самому, например, Суббота или Теhилим; заповеди, которые исполняются в семье, как Пасхальный Седер («И расскажи сыну своему»), а есть заповеди, исполнить которые можно именно по отношению к другим людям). Связано это с тем, что в Пурим стоит проблема единства народа. Аман говорит: «Есть один народ, который рассеян и разделен между народами». В этой фразе есть противопоставление: народ один, а он рассеян и разделен, и это присуще евреям всегда: при том, что это один народ, мнения, подходы и взгляды у людей разные. Ни то, ни другое нельзя отменить: ни то, что народ один, ни то, что он рассеян и разделен. Вопрос только в том, что является основным: чувствуем ли мы себя одним народом (у которого есть разные мнения и подходы), или мы чувствуем себя разными людьми, которые — так уж случилось — объединены в один народ. От того, что будет довлеющей силой, все и зависит. Поэтому Эстер просит Мордехая: «Пойди, собери всех евреев». Этот общий сбор и создает ощущение, что единство — центрально, а разобщенность — вторична, и тогда евреи побеждают.

Знали ли окружающие, что Эстер — еврейка?

Знали ли окружающие, что Эстер — еврейка? С одной стороны, Мордехай ей приказал не сообщать о своем народе и своем родстве. С другой — все знали, что Мордехай — еврей (это было даже демонстративно), а то, что Эстер связана с Мордехаем, тоже, видимо, было достаточно понятно: во-первых, Мордехай прохаживался каждый день у царского дворца, чтобы узнать о здоровье Эстер. Было бы странно, если бы это не привлекло внимания. Во-вторых, написано прямым текстом, что Эстер сообщила царю от имени Мордехая. Так что царь знал о связи Эстер с Мордехаем, и, конечно, знал, что Мордехай — еврей (он даже об этом упоминает, когда говорит с Аманом). В третьих, вряд ли девушек собирали прямо на улице — наверняка о них наводили справки, а значит, знали о родстве с Мордехаем.

Как же можно было не сложить один и один и не понять, что царица — тоже еврейка? Возможные ответы:

  • Империя — очень большая, и в ней одни могли не знать того, что знали другие: те, кто собирали девушек — знали, что она родственница Мордехая, но царю это осталось неизвестно. В бюрократии есть проблемы с прохождением информации. Или — те, кто заведовал царским домом, знали о связи Эстер с Мордехаем, а другие знали об этом меньше. И Эстер от имени Мордехая сообщила не сама, а послала Хатафа, который ее обслуживал. А тот сообщил, но в завуалированной форме.
  • Знали, что Эстер — приемная дочь Мордехая, но не знали, что она его настоящая родственница.
  • Знали, что она еврейка, но сама она этого не афишировала. (Знать — одно, а быть уверенным — другое). Слова Мордехая «ло леагид» можно перевести не «не сообщать», а «не возвещать», то есть не акцентировать, хотя в принципе это может быть известно.

Ахашверош не верил, что Эстер действительно хочет спасти еврейский народ

р. Авия hа-Коhен (лекция, прочитанная в МАТАНе):

Пир Эстер, после которого казнили Амана, происходил, как мы знаем, в середине месяца Нисан. А момент, когда Мордехай послал гонцов с сообщением о новом указе царя, в котором говорилось, что евреям разрешено защищаться, был в начале Сивана.

Почему случилась такая задержка — в целых полтора месяца? Вряд ли Мордехай запоздал бы отправить гонцов, если бы разрешение Ахашвероша было уже дано. Вывод: эти полтора месяца можно отнести только к тому, что Эстер просила Ахашвероша спасти евреев.

Иными словами, Ахашверош не воспринимал, что Эстер действительно хочет спасти евреев. Он считал, что это просто политический ход против Амана, что разные клики борются за власть, выдвигают разные доводы, но на самом деле их интересует только одно: личная власть. Аман в свое время выдвинулся, но потом он стал претендовать на слишком многое — на царские коронационные почести. Ахашверош стал его опасаться. Настал удобный момент, когда другая клика выступила против Амана. Прекрасно, Амана можно убрать и выдвинуть Мордехая. Ахашверош даже не предполагал, что Эстер действительно просит за еврейский народ. Он считал, что будет достаточно того, что он поставит Мордехая над домом Амана. Поэтому он ей и говорит — я же уже поставил Мордехая над домом Амана, чего ты, собственно, еще хочешь? А она продолжает его просить и умолять. Это специально оговорено потому, что длилось достаточно долго, видимо, больше месяца. Причем Ахашверош думал сначала, что это политическая риторика, вроде как политики перед выборами говорят, что им важен народ, а на самом деле им на народ по большей части наплевать. Он считал, что Эстер говорит о народе просто для красивой позиции: что вот Аман не заботился о благе царства, поэтому хотел евреев убить, а Эстер, заботясь о царстве, хочет сохранить налогоплательщиков, а народ ей тоже неважен.

Видимо, у Ахашвероша была политика менять главных сановников — того, кто долго находился у власти, следует убить и поставить следующего. Мордехай получил очень большое влияние, и ясно, что через некоторое время Ахашверош его тоже бы снял и казнил. Но Ахашверош умер через пару лет после описываемых событий, и поэтому Мордехай остался жив.

Йорам Хазони в книге «Заря. Политическое учение книги Эстер»

подробнее см. Политика в книге «Эстер» в ЖЖ Л.Китросского

Книга Эстер говорит о том, как будут жить евреи диаспоры. Нужны лидеры, которые достаточно ловко входят во власть, но не теряют гльавных ценностей. Поэтому Мордехай и Эстер делают карьеру, но могут сотрудничать, когда власть теряет последний остатки заботы о людях. Пурим создан для закрепления национального самосознания в диаспоре. [1]

Вся книга строится вокруг парафразы из Мидраша Шохер Тов (кот. сама по себе — парафраза на Йому): «Когда темнее всего? На рассвете». Эстер сопоставляется с рассветом, с окончанием ночи (то есть, с окончанием эпохи пророчеств).

Метафора «эпоха пророчеств есть ночь» на первый взгляд может показаться неожиданной и даже эпатирующей, но на самом деле она вполне оправдана. Эпоха пророчеств — это эпоха, когда Бог во весь голос взывает к человеку, проявляется как неоспоримая реальность. Выражение мидраша «в ночи свет исходит от луны, звезд и созвездий» естественно вписывается в концепции «политической психологии нуминозного» (Марлюс, Эрих Нейман, Эдвард Эдингер) — из глубин (коллективного) бессознательного вещает надличностный Голос Творца и его посланников, наделяющий события (в том числе политические) Смыслом и Ценностью.

А потом «ночь» исторически сменяется «днем». В силу вступает сознательное, рациональное начало человека. Голос Бога и пророков Его больше не звучит. По сути дела, место Бога (в частности, как Творца Истории) занимает Человек. Хазони находит в «Мегилат Эстер» несколько неожиданных подтверждений такому «нахальному заявлению»: якобы случайная последовательность событий в Мегиле на самом деле тщательно спланирована и «дирижируется» не Богом, а Человеком (Мордехаем); Эстер не «управляется» небесным (звездным) Силам, и не «борется» с ними, а сама является как бы «звездой» (Иштар).

Ну и соответственно, самое темное (лишенное сознания) время — это и есть время рассвета, когда «нуминозное» Божественное Сознание («луна звезды в ночи») исчезает, а «суверенное» Человеческое Сознание («свет дня») еще не окрепло.

Так Мордехай оказывается родоначальником «современной политической практики» (то есть «дневной», рациональной, не основанной на явном и «личном» вмешательстве Божественного в Историю). Поэтому Хазони многократно сравнивает Мордехая с другим гением «современной политической практики» — с Макиавелли. Но при этом, помимо многочисленных сходств между «политикой Мордехая» и «политикой Макиавелли», Хазони указывает на существенное различие — различие в их эмоциональном отношении к миру.

Для Макиавелли мир (в том числе «социальный мир») — это холодный, бездушный и косно-враждебный Человеку субстрат для «политической деятельности» и демонстрации возможностей Человека. По сути, мир Макиавелли пессимистичен, поскольку лишен трансцендентального смысла и — если по-честному — лишен моральных критериев.

Для Мордехая же (по Хазони) отношение к миру гораздо более «теплое», эмпатическое и оптимистичное. Мир — это то место, где люди могут идти Путями Бога, даже если Бог не проявляет Себя. Мордехай — это «реалистичный политик», сумевший сохранить в себе чувство Страха Небесного, позволяющее ему сохранить оптимизм, моральные критерии и осмысленность, и даже в условиях «сокрытия лика Всевышнего» не скрывать свое собственное, Человеческое лицо.

Все очень красиво, только как-то не додумано.

Мордехай (и Эстер) именно потому сумели «соединить» в себе типа преимущества двух миров (ночного и дневного — то есть «нуминозного» и «рационального»), что им выпало жить на стыке этих двух эпох. Они еще помнили мистический опыт «звезд в ночи» (то есть, явного присутствия Всевышнего в Истории). А в последующие эпохи эта память о «звездах в ночи» могла передаваться посредством традиции и веры (по выражению Уильяма Джеймса: «Our faith is faith in someone else’s faith»). Но чем дальше вглубь рационального «дня», тем меньше оснований у подобной веры. И неизбежно появляются попытки «рационально» объяснить чувство Страха Небесного. И неизбежно такие попытки оказываются все более неудовлетворительными. А когда день зашел слишком далеко, то единственно честной и непротиворечивой оказывается именно позиция Макиавелли, а не Мордехая — в рациональном мире «реальной политики» есть место только «реальной политике». А Страх Небесный, моральные критерии, трансцендентальный смысл хороши только в качестве «инструментов», придуманных для лучшего достижения реально-политических целей.

Логическим итогом такого подхода становится одно из двух. Или убогая «типа реальная политика» мелких функционеров, для которых «рациональность» свелась к пополнению собственного банковского счета или прайм-тайму на ТВ. Или же наоборот — месть иррационального, вырвавшийся наружу демон «нуминозных стихий» и «массовых движений» — типа нацистского Вотана или ваххабистского Джихада.

Мордехай с его умением совместить «рациональное сознание» и Страх Небесный, оказывается в любом случае анахронизмом. Что-то у Хазони здесь не додумано — я уж не знаю, сознательно недодумано или просто так получилось.


М.Брук. Персонажи Пурима как 4 силы во внутреннем мире человека

Четыре главных персонажа истории Мегилат Эстер — Царь Ахашверош, Мордехай, Эстер и Аман — представляют собой четыре силы, которые взаимодействуют между собой во внутреннем мире человека.

Эта история дает нам важнейшие знания о природе этого взаимодействия.

Начнем с сути характеров персонажей.

1. Царь (Ахашверош) — представляет ту часть нас, которая принимает решение.

В каждом человеке есть силы стремящиеся к добру и злу (в еврейской «схеме» - ецер а-тов и ецер а-ра) и есть механизм, который принимает решение, какая часть будет влиять на процесс.

Формально можно назвать эту часть диспетчер, который выбирает, кого «выпускать на поле».

Реально у подавляющего большинства людей Царь в большинстве случаев является пассивной фигурой, если одна из частей является или слишком влиятельной напрямую (силовое воздействие на слабовольного царя), или умеет манипулировать мнением царя (хитрость или влияние через подсознание), при этом оттесняя от диспетчера вторую часть (своего оппонента).

2. Аман — это естественно наше злое начало. В начале истории Аман добивается максимального для себя успеха, пробившись до высшего возможного поста (главный советник Царя) и навязываю царю решения, которые он считал для себя важными.

Главное для злого начала — ликвидировать оппонента — доброе начало.

И тут мы сейчас узнаем самую главную тайну, которую содержит в себе свиток Эстер.

Оказывается, доброе начало — состоит из двух частей, представленных двумя персонажами (Мордехай и Эстер).

3. Мордехай - «открытое» доброе начало. Та часть доброго начала, которая открыто оппонирует злому началу (Аман) и вызывает открытую вражду со стороны злого начала.

В истории Пурима открытое доброе начало — бросает открытый вызов злому началу (демонстративно не кланяется ему). Оно видимо для всех (сидит у городских ворот). Злое начало особенно агрессивно пытается уничтожить именно открытое доброе начало.

А теперь самое главное!

4. Эстер — существует «скрытое» доброе начало.

Далее см. подробно в http://meirbruk.livejournal.com/242901.html

Смех без причины - признак конспирации

(частично по р.Шерки)

  1. . Как всем нам очевидно, если сказано "давайте смеяться и веселиться" - то тут что-то нечисто, хотят что-то скрыть. Если при серьезном обсуждении есть немного смеха - то это всё в норме, потому что в каждой шутке есть доля шутки. Но если люди собираются, ничего серьезного не обсуждают и только предлагают смеяться и, то это явный признак конспирации.
  2. . Что же скрывается в Пурим? Самую главную проблему Свиток Пурим обозначает с самого начала, со слов "И было во дни Ахашвероша, который царствовал от Индии и до Эфиопии" - он начинается с Ахашвероша и им же и завершается. Мы воспринимаем эту фразу как совершенно нормальное начало - но если поставить ее в контекст Танаха, то бросается в глаза, что в других случаях есть: "И было во дни такого-то царя Иудеи, или сякого-то царя Израиля". А если сказано "во дни Ахашвероша" - то это указание на то, что еврейское государство разрушено, и царя в Иудее и Израиле нет. И поэтому, о ужас, всё происходит во дни Ахашвероша!.
  3. . История Пурима подобна тому, как если бы человек попал в глубокую яму и вылезти не может, всё кошмарно - и тут в яме появляется змея, которая является еще большей непосредственной опасностью. И если человек смог убить змею, то это звучит гордо, и он устраивает пиршество, напивается и веселится, стараясь забыть (т.е. скрыть от самого себя), что он продолжает находиться в яме.
  4. . Поэтому веселье и выпивон по поводу победы над Гоменташами - призваны скрыть то, что мы остались в упадке и в изгнании.
  5. . При этом мидраш добавляет, что в эту эпоху уже началось Возвращение из Плена, избавление висит в воздухе, - но в Свитке Эстер об этом ни полслова нету. Его перспектива это “как хорошо, что в Изгнании нами правит неплохой царь”. И ни-ни про Возвращение - а поэтому пьянка и веселье, чтобы не задуматься ни о чем серьезном. Смех призван затушевать проблему.
  6. . Поэтому настоящие джигиты, которые хотят вывести эту конспирацию на чистую воду вместо водки, Пурим не празднуют - они проводят празот в Иерусалиме, а Шушан в деревне. Поэтому их деревня называется Шушенское.

Ссылки

  1. The dawn. Political Teachings of the book of Esther