Леонид Гроервейдл●●Кое-что о наших соседях●Часть 9

Материал из ЕЖЕВИКА-Публикаций - pubs.EJWiki.org - Вики-системы компетентных публикаций по еврейским и израильским темам
Перейти к: навигация, поиск

Книга: Кое-что о наших соседях
Характер материала: Эссе
Автор: Гроервейдл, Леонид
Дата создания: 18/11/2011. 
Часть 9

Содержание

В Иерусалиме и рядом

В 1995 году я снова поехал в Иерусалим. Тот же «прямой» автобус из Нацрат-Илита шёл теперь через Иорданскую долину и въезжал в город мимо Йерихо. Из окна автобуса были видны арабские дома на окраине. Глухие и изрядно грязные оштукатуренные дувалы почти до уровня крыши закрывают дворы от посторонних взглядов. Внутри – красивые дома хорошей архитектуры и сады из банановых пальм. Между пальмами грядки с какой-то зеленью.

Вид из Гило на Бейт-Лехем (забор безопасности построен в начале XXI века)

От старой иерусалимской центральной автостанции в новый район Гило автобус шёл через лагерь бешенцев. Лагерь состоял из роскошных двух-трёхэтажных вилл и развалин брошенных каменных домов, которые никто не потрудился снести. Между домами бегали хорошо одетые дети. Позже родственники рассказали мне, что в автобусы этого маршрута время от времени бросают камни в том самом лагере.

В Гило мы гуляли с родственниками по крайней улице города, идущей по краю обрыва. Я посмотрел вниз. Там, метров на пятьдесят ниже, был арабский квартал. Что это там?

Бейт-Лехем (Вифлеем).

Обрыв был не очень крутой. Кое-где виднелись тропинки. Никаких заграждений не было ни наверху, вдоль улицы Иерусалима, ни где-нибудь посередине. Всякий, кому надо было пройти из «палестинской автономии» в Иерусалим мимо КПП, мог это сделать легко. Только и труда, что пойти пешком, без машины.

Вид на восточноиерусалимский район Силуан (Шилоах)

В 1996 году я был на предвыборной экскурсии в Иерусалиме. Нас отвезли на обзорную площадку возле старого Дворца наместника – к югу от города. Оттуда весь Иерусалим виден почти целиком, в один взгляд. Слева – стена высоких светло-серых многоэтажек. Справа – большая деревня из тёмно-серых бетонных коробок, стоящих неровными рядами. Сразу видно, где какая часть города.

Здоровый юмор

На выборах 1996 года я должен был обеспечить подвозку стариков из «защищённого жилья» на избирательный участок и обратно. Автобус был нанят партией «Ликуд». За время езды я ещё раз напоминал людям, за кого стоит проголосовать и раздавал желающим избирательные бюллетени.

Приехали на участок. Я помог особо старым сойти и дойти до ворот. Возвратился к автобусу. Водитель-друз спросил меня, почему на моём автобусе кран. Какой ещё кран?! Он что, обдолбался? Тут он провёл меня к другому борту автобуса и показал наклеенный на него портрет Переса (кандидата от соцпартии, которого мы в тот день выпёрли в оппозицию). Мужик явно валял дурака, произнося «берез» вместо «Перес».[1] Вроде как он плохо говорит на иврите.

Я попробовал отодрать. Не вышло: приклеено крепко и по всей плоскости. Подошёл один пожилой господин, наш сторонник, и сказал, что водило сам это наклеил. Мобильники тогда были дороги; у меня такого не было. Позвонить в штаб и спросить, что делать было невозможно.

Но что-то пискнуло в голове, и я сказал сучьему сыну, что ездить на его автобусе больше нельзя. Пусть едет домой, благо за ездку сюда я ему уже расписался. Водило запыхтел. Как, мол, так? Нанимали на один рейс? Он будет разговаривать с моим начальством! Я подумал, что лучше всего ему поговорить с глистами в …. А вслух сказал, что раз он не уследил за вражеским агитатором, то делать нечего.

Вдруг он достал из недр автобуса бутыль с какой-то дрянью и тряпку. За три минуты от бумажки с «вождём» остался слабый след. Тут как раз подошли голосовавшие, и мы поехали назад. Потом было ещё три рейса. Водитель заработал. Бизнес прежде всего.

Друзская деревня на Голанах

В 1996 году я ездил на экскурсию на Голаны. В самой северной части плато, около маленького Голубого озера автобус заехал в друзскую деревню. Чтобы экскурсанты зашли куда надо, а также закусили и купили сувениры. Эти друзы – не такие, как в Галилее. Они вошли в Израиль вместе с Голанами после Шестиднев-ой войны 1967 года. Пришли налаживать отношения с Израилем. А им сказали, что скоро Израиль отсюда уйдёт – такая тогда была установка.

Люди поняли, с кем имеют дело, и стали действовать соответственно. У них осталось сирийское гражданство. В школах учат по сирийской программе. Молодёжь ездит учиться в сирийские институты. Время от времени они скандалят – мелко, но громко, перед телекамерами. Чтобы будущее начальство знало: они боролись с оккупантами. Однако зарабатывать надо. В обычные машины они камни на дороге кидают, но в туристические автобусы – нема дурных!

Главное здание деревни, в котором расположена управа, было довольно неказистым двухэтажным домиком. Оштукатурено и побелено. Никакой облицовки плиткой, никакой красоты вообще. На жестяной табличке краской было написано по-английски, что тут контора мэра. Вход в сортир в ту же дверь, что к мэру. Сувенирный магазин и закусочные – с другой стороны. Пошедшие за сувенирами вернулись ни с чем – чепуха там продаётся немыслимая.

Гурмано-любопытные купили традиционную друзскую закуску – большой свежеиспеченный тонкий блин, помазанный мягким творогом и свёрнутый в несколько раз. Сказали, что ничего особенного, кроме цены. Это я недавно проверил на другой экскурсии, впервые попробовав это лакомство. Действительно, вкусно, особенно когда сильно голоден. А стоит, как в нормальном месте целый обед…

Из местных жителей видели усатого мужика в белой галабие и белой куфии (в Израиле друзы в таком виде не ходят, это мусульманская одежда) и девчонку-подростка в джинсиках и мужской рубашке.

Канализационный террор

Я встретил в центре города родственника, работавшего в муниципалитете сантехником. Он кипел от возмущения. Только что вернулся со своей бригадой из соседней деревни, у которой общая с Нацрат-Илитом система водопровода и канализации. Там был большой засор, и на деревню потекла говноречка.

Оказалось, что контрольный колодец и магистральную трубу трудолюбиво забили камнями. То, что дерьмо потечёт на свою же деревню – не их дело. Главное – евреи виноваты, что канализация не работает. Бригадир пошёл к мухтару[2] и сказал, что это – последний раз. В следующий они ничего разгребать не будут. Но это, конечно, просто спуск пара. Разумеется, будет ещё много-много раз, и, разумеется, их пошлют чинить, и, разумеется, придётся это делать. Куда денешься-то?

Арабы и оружие

Лето 1996 года. Вечер четверга. Из Назарета доносится стрельба. Это нормально: в конце недели справляют свадьбы, на них стреляют в воздух. Только вот почему очередями? Наш командир не удивлен. Ну, во-первых, там полно любого оружия. Может, у кого-то и пулемёт в кладовке лежит. Во-вторых, там есть люди, которые служат в армии, жандармерии и полиции. У них табельное оружие всегда при себе.

О службе в армии арабских парней – разговор особый. После образования государства каждый род и клан решал для себя, что ему делать. Были семьи, принявшие сторону евреев. Многие воевали против Израиля. Большинство, конечно, ни на какой стороне не хотели воевать. Христиане оказались во всех трёх категориях.

Бедуины Галилеи – кочевые скотоводы - всегда были на ножах с оседлыми арабами, владевшими землёй. Грабили их и обижали (и евреев, естественно). В обстановке большой войны с ними бы свели счёты. Так что союз с евреями был единственной надеждой на выживание.

У племён, живших в Негеве (на юге) не было оседлых соседей. Морды они били только друг другу – из-за колодцев, пастбищ и скота. Так что большинство из них более или менее активно нападали на еврейские поселения. В лучшем случае – не участвовали в войне.

После войны было решено арабов в армию не призывать. Обстановка была тяжёлая, в арабских деревнях были военные комендатуры до 1965 года. При всей интернациональной бесноватости тогдашнего руководства даже оно не стало давать оружие тем, кто только что воевал против Израиля. И их детям и младшим братьям.

Файл:Daburiyya Mount Tabor 200704.JPG
Вид на деревню Дабурия

Только и дел было офицерам, что думать, как бы часть их солдат не начала стрелять в другую часть солдат (верно в обе стороны). И как бы не перебежали к врагу, и как бы не нашпионили чего-нибудь. Но добровольцы-арабы служили в армии всегда. Прежде всего, из южных бедуинских племён, дружественно настроенных к государству. Из некоторых христианских семей. И немногочисленные мусульмане-небедуины.

В начале девяностых годов один такой парень погиб в бою с террористами. Его отец из деревни Дабурия (у подножия горы Тавор) объяснял соседям и прессе, что сильно нужны были деньги, вот и пришлось сыну пойти на службу к евреям…

Как всегда, битие определяет сознание. Арабы-христиане исторически были на переднем крае борьбы против Израиля. Но, обнаружив себя в весьма неприятном окружении мусульманских соседей, резко стали лояльными гражданами и пожелали служить в армии.

Новая мечеть в Туръане

Например, в галилейской деревне Туръан, когда-то христианской, они к середине девяностых годов составляли двадцать процентов населения. Тогда все христианские парни стали добровольно призываться в армию. В как можно более серьёзные войска, чтобы всегда иметь при себе личное оружие. Вскоре появились и офицеры из Туръана.

Оружие может быть использовано и в целях самозащиты, и в кое-каких других.[3].

Возможно, нервная реакция сыновей мэра вызвана тем, что покушение на мэров арабских населенных пунктов стали серийными. В ночь с понедельника на вторник осколочную гранату взорвали у дома Рамеза Джерайси – мэра Назарета, популярного среди жителей, он переизбирается на свой пост уже 19 лет. За полтора месяца до этого в его машину стреляли. За этот период было также совершено покушение (с применением огнестрельного оружия) на глав местных советов деревни Кафр-Касем и деревни Рама.

Пока полиция не может сказать, кто стоит за этой кампанией запугивания. Рамез Джерайси категорически отрицает предположение о том, что причиной покушения на него стал какой-либо конфликт между мусульманами и христианами.

Ссылки

Примечания

  1. Б{{подст:ударение}}ерез (ברז) на иврите значит "кран".
  2. Так называется глава арабской деревни.
  3. В дом мэра бросили гранату, его сыновья напали на полицейских
    Серийные покушения на жизнь арабских мэров продолжаются. Сегодня утром ручная осколочная граната была подброшена к дверям дома, где проживает мэр (глава местного совета) арабской деревни Саджар. Граната взорвалась. Никто не пострадал, однако, дому был причинен значительный ущерб. Однако полиция, прибывшая к дому мэра, натолкнулась на неожиданную реакцию: его сыновья напали на полицейских. Полиция арестовала их и сегодня будет запрашивать суд о продлении срока содержания их под стражей. О том, как идут поиски злоумышленников, не сообщается


К оглавлению.